Иду сейчас. Сумки несу. Злая

О, это же Леха из соседнего дома.

С двенадцатого этажа. Ему двадцать четыре или что-то около того.

Он же местный Ди Каприо. Из серии: «Слышали про Волгу? Из-за него потекла…»

В него со старших классов массово влюбляются девчонки, звон их разбитых сердец установлен мелодией на его мобиле.

С ним даже участковый разговаривал, потом уже, после двух попыток суицида у брошенных им девочек, нежных, пубертатных цветочков, так рано столкнувшихся со взрослой жизнью.

Участковый ходил к нему не как должностное лицо, а как мужик. Объяснял, что с девочками так нельзя.

Тогда на этаж въезжали новые жильцы, и грузчики без устали таскали коробки, и на некоторых было написано: «Осторожно, хрупкое!». Участковый кивнул на эту надпись и сказал: «С бабами — также!»

В общем, Леха этот, местный казанова, такой Элджей из Зябликово. Сам себе он кажется сексуальным, и проходя мимо зеркала после душа, в полотенце, наверняка, сам себя успокаивает: «Ч-ч-ч, свои-свои».

Я мысленно ставлю сумки на асфальт, подхожу к нему и, сдувая челку со лба, и облизнув обветренные губы, говорю.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Иду сейчас. Сумки несу. Злая