Полина: я — лежачий камень, рисковать тем, что имею не буду

— Никуда не поеду, не дернусь даже, — говорит своей матери Полина.

-Ты хоть понимаешь, что в таком случае ты останешься одна с ребенком, которому нет еще и 3-х лет? Мы поддержим, но чем мы можем поддержать? Только картошкой и овощами со своего участка, — сама знаешь, какая ситуация с деньгами.

Ситуация у родителей Полины — как у многих, Маленький поселок, свой дом, огород, мама работает за 15 тысяч, кроме Полины есть в семье сыновья-двойняшки, им по 12 лет и они от второго мужа мамы. Отчим к Полине относился всегда нейтрально: обижать не обижал, но и за дочь родную она ему так и не стала.

-От родного отца мне досталась двухкомнатная квартира в том же поселке, — говорит Полина, — как только техникум закончила — ушла туда. У матери с отчимом тоже двухкомнатная, с братьями — не развернешься.

Сейчас Полине 27 лет и четыре года тому назад она вышла замуж за Олега. Жили сносно: муж работал на заводе, сама Полина устроилась в школу — поваром. Зарплата небольшая, но стабильная, да еще все социальные гарантии.

-Ушла в декрет, — продолжает женщина, — вроде бы и ничего: мы маме с отчимом помогали по хозяйству, они за это нас снабжали овощами, картошкой. Что-то в банки закрывала, где-то старалась экономить. Не шиковали, но жили.

-Свекровь в поселке рядом живет, — объясняет Полина, — тоже на заводе работала, там же, где и муж, у нее своего огорода не было, да и ленивая она для этого. У нас с ней отношений особенно и не было: я знала, что она меня терпеть не может, мирилась только с тем, что у меня есть жилье, да внук родился — прослезилась от счастья. Правда, сидеть с мальчиком никогда не горела желанием, прибежит — убежит.

Когда сыну Полины и Олега исполнилось 2 года, завод, на котором работал мужчина и его мама сменил собственника. Новый владелец решил предприятие перепрофилировать, закрыл на долгосрочный ремонт, последовали массовые увольнения.

-Ну и остались без работы оба, — говорит Полина, — и муж, и мама его. Первой в столицу на вахтовые заработки подалась именно Галина Сергеевна. На упаковке чего-то трудилась. Олег месяца полтора промучился в поисках и тоже объявил: уезжаю, охранником.

Зарплата у Олега была 30-35 тысяч, три недели на работе и неделю дома. Этих денег он никогда полностью не привозил: то за питание вычли, то самому что-то потребовалось купить. Но Полина не жаловалась. А вот Галина Сергеевна, приезжая со своей вахты жаловалась постоянно.

-Ну что это за копейки, — говорила она, — то штрафы, то обеды, то дорога. И живешь на старости лет в общаге, ох, как я намучилась. Вот если бы жили в Москве, другой был бы разговор.

-Какой другой? — спрашивала сватью мама Полины, — И где там жить в столице? На съеме?

-А что плохого, чтоб на съеме? — удивлялась мама Олега, — Да и купить со временем можно.

-На что она собралась покупать, — возмущался отчим, — работа по договору, зарплата официальная — копейки, за съем платить, если только вдвоем с сыном сложатся и однушку возьмут. Кредит не светит.

-И он прав в этом, — говорит Полина, — но Галина Сергеевна мечтала дальше.

-Вот повара в Москве неплохо устраиваются, — огорошила она невестку во время очередного визита домой, — и официанты левак имеют. Я с сыном поговорила (Олег должен был приехать домой через несколько дней). Он меня поддерживает. Надо сниматься отсюда и переезжать. Снимем квартиру, тут все продадим, там в ипотеку вступим и ты пойдешь зарабатывать.

-Как я пойду зарабатывать? — не поняла Полина, — А ребенка куда? Ему 3-х лет нет. И что мы тут продадим?

-Ты правда не понимаешь, — рассердилась Галина Сергеевна, — или прикидываешься? Квартиры наши продадим: твою и мою. Понимаю, что не сразу, временно на съеме поживем. А потом в ипотеку там возьмем двушку: с пропиской и ребенка в сад возьмут и на работу можно будет мне и Олегу устроиться нормально.

-То есть, — говорит Полина, — мне предлагается не только пойти и впахивать на благо будущего счастья в столице, бросив малыша на маму мужа, но и лишиться собственности, и жить вместе с ней всю оставшуюся жизнь? Я не дура. У мне здесь — своя квартира, работа официальная, мама. А там что?

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Полина: я — лежачий камень, рисковать тем, что имею не буду